В эти самые минуты я жалел, что неспособен заснуть. 20 страница

Я покачал головой, и улыбнулся:

- И как она умудряется быть такой проницательной и неуклюжей одновременно.

Меня стал занимать вопрос:

- И куда же она так торопится? До начала занятий ведь еще уйма времени.

Я позволил себе думать, что она спешит увидеть меня и, может быть, скучала хотя бы не много.

Вот ее поступь зазвучала по лестнице, и она хлопнула входной дверью. Я поднял взгляд только тогда, когда звук ее сердца остановился в паре шагов от машины и немного ускорился. Наверно, она сомневалась садиться в машину или нет. Очаровательная нерешительность... пришлось улыбнуться, чтобы развеять ее сомнения.

Пока она устраивалась на пассажирском В эти самые минуты я жалел, что неспособен заснуть. 20 страница сидении, я вкрадчиво приветствовал ее:

- Доброе утро! Как дела?

Вопрос прозвучал так буднично, что мне самому стало странно.

- Хорошо, спасибо! – ответила она, но мне было мало такой бесцветной реплики.

Я хотел знать все мелочи и подробности. И больше всего меня интересовало, почему она заснула так поздно. И какие мысли и сомнения мешали ей во сне? Я желал слышать ее откровение.

- Ты какая-то усталая, - отметил я ее небольшую небрежность и вялость, вызванные слишком беспокойной ночью.

- Плохо спала, - недовольно буркнула Белла и наклонила голову, закрывшись занавесом волос, как будто хотела что-то утаить. Или возможно она обиделась на мое замечание?

- Я тоже, - с В эти самые минуты я жалел, что неспособен заснуть. 20 страница иронией присоединился я к ее ответу и, заведя мотор, отправился в школу.

Мне безумно хотелось спросить, что ее беспокоило и заставило метаться по кровати без сна, но раз она не захотела рассказывать, настаивать я не стал.

- А чем ты занимался ночью? – спросила она, наверняка вспомнив, что сон для меня не существует.

Я не был настроен отвечать на расспросы, а сам желал их задавать в неограниченном количестве. Покачав головой, я усмехнулся:

- Ну уж нет, сегодня моя очередь задавать вопросы.

- Ладно, - со вздохом сдалась она, - что ты хочешь узнать?

Я мог спросить ее о чем угодно, обо всем В эти самые минуты я жалел, что неспособен заснуть. 20 страница, что заинтересует меня и придет в голову. А я хотел знать о Белле все. Мысленно пробежав по подготовленному списку, я начал с самого обычного:

- Какой твой любимый цвет?

- Каждый день по-разному, - ушла она от прямого ответа, чем немного меня озадачила.

- Например, сегодня? – уточнил я.

- Наверное, коричневый!

Ожидая услышать любой цвет: синий, зеленый, красный, даже розовый – ведь большинству женского населения планеты нравится именно розовый, поэтому я и не поверил своим ушам. Какая нормальная девушка любит коричневый?



- Коричневый? – переспросил я.

- Конечно, - убежденно повторила Белла и привела аргумент в пользу этого цвета, объяснив свою тягу к нему, - коричневый - теплый. Я так скучаю по В эти самые минуты я жалел, что неспособен заснуть. 20 страница коричневому! А здесь все, что должно быть таковым: стволы деревьев, скалы, земля, покрыто мхом.

Белла сказала, что скучает... значит в Форксе, она не чувствует себя, как дома – это меня огорчило. Коричневый напоминал ей об Аризоне и о маме, а она так часто вспоминает их во сне и наверно мечтает вернуться туда после окончания школы – от этой мысли мне стало неуютно.

Но я постарался не спешить с выводами и хотел узнать, почему она назвала этот цвет – теплым. Повернувшись к ней, чтобы спросить об этом, я наткнулся на пылкий взгляд ее густо-шоколадных глаз и растерял слова. Ее лицо обрамляли каштановые кудри В эти самые минуты я жалел, что неспособен заснуть. 20 страница, и, вспомнив, как они запылали красным на солнце, согласился с ее доводами. А потом протянул руку, чтобы осторожно заправить непослушный локон, выбившийся из общей густоты волос.

- Ты права: коричневый - теплый, – произнес я, услышав, как Белла пропустила вдох при моем прикосновении.

Дорога до школы показалась мне еще короче, чем вчера. И когда я заглушил двигатель на стоянке, то решил не тратить зря время и по полной программе использовать его, чтобы продолжить допрос.

- Какой диск ты сейчас слушаешь?

Ее ответ опять озадачил меня... вот они современные вкусы. Как ей может одновременно нравиться классика и такое отличное от нее современное В эти самые минуты я жалел, что неспособен заснуть. 20 страница подобие музыки. Сомневаюсь, что оно достойно войти в бессмертные сборники. Я вытащил все диски, ища нужный.

- Неужели Дебюсси хуже, чем это? – спросил я, вынимая диск группы, о которой она только что упомянула.

И это было только начало дня!

Я старался заполнить вопросами все свободные минуты, которые смог урвать в школе: на переменах, пока провожал Беллу на очередное занятие и во время ленча. Получив ответы на некоторые из числа задуманных, я за урок успевал придумать еще, в два раза больше, чем она только что ответила.

Получив от Беллы карт-бланш, мое любопытство, давно изнывающее без интересующей его информации, требовало В эти самые минуты я жалел, что неспособен заснуть. 20 страница восполнить все пробелы, возникшие до этого дня.

Я даже пару раз спрашивал Беллу – Не надоела ли ей моя любознательность. Но она улыбалась мне в ответ и щедрым жестом предлагала продолжать.

Она отвечала с охотой, иногда мгновенно, иногда брала на размышления несколько секунд. Большинство вопросов давались ей легко, и лишь некоторое вгоняли в краску.

На самый обычный - о любимом драгоценном камне - она залилась изумительным цветом, чем снова раззадорила мое любопытство, и я переспросил.

- Сегодня твои глаза совсем как топазы, - рассказала она, еще больше краснея. - Возможно, две недели назад я назвала бы оникс.

Мне, безусловно, льстило такое внимание с ее стороны, но и В эти самые минуты я жалел, что неспособен заснуть. 20 страница полное поклонение, меня немного смущало. Кто я такой, чтобы менять ее пристрастия и вкусы? Всего лишь нежеланный гость в ее жизни. Я хотел настоять, чтобы она открыла мне, что любила раньше. Но, видя, что ей неловко не стал заострять внимание и продолжил

- Какие цветы ты любишь?

- Все без исключения. Только предпочитаю, чтобы они были живыми, в горшочках, а не сорванными. Зачем убивать цветы ради подарка? – задала она риторический вопрос.

Белла не желала смерти даже растениям, - невероятно трепетное отношение к сути жизни.

И так продолжалось весь день. Большинство ее ответов были непредсказуемыми, удивляя и не соответствуя ожиданиям, чем еще больше В эти самые минуты я жалел, что неспособен заснуть. 20 страница разжигали мой интерес.

Время за разговорами пролетало быстрее, чем обычно. Не успел я и трети всего узнать, как настала очередь биологии. Еще от самой преподавательской я услышал, что мистер Баннер запланировал показ очередного фильма. И уже предвкушал, чем это снова обернется для нас.

Комната снова погрузилась во мрак, и по коже со стороны, где сидела Белла, прошел всплеск электричества. Я сжал руки в кулаки и скрестил их на груди, концентрируясь на том, чтобы не двигаться. Ведь обычно я мог замирать на неограниченное время, но сейчас мне с трудом удавалось сдерживаться.

Я ощутил, как противоборствую собственному телу, как мышцы В эти самые минуты я жалел, что неспособен заснуть. 20 страница восстают, борясь с неподвижностью и требуя найти выход порывам желаний.

Сопротивляясь желанию прикоснуться к Белле, я прислушивался к стуку сердец, бившихся вокруг, но это не сильно помогло. Все равно мой слух стремился улавливать только один пульс, звучащий справа. И он был далек от спокойного состояния... и бился так часто и так исступленно, что я его буквально осязал кожей.

Я искоса взглянул на Беллу. Позой она не отличалась от меня и была неподвижна, как греческая статуя, хоть и выглядела слишком сосредоточенной и напряженной.

Смотря на экран, я не воспринимал ничего из увиденного. Перед глазами стояла картина, где я держу Беллу в В эти самые минуты я жалел, что неспособен заснуть. 20 страница объятиях и без опасений могу прикасаться к ней, ласкать и целовать. Потому что мы оба желаем этого, и между нами нет никаких преград.

Что же со мной происходит? Тяга к Белле становится все сильнее и это вызывает опасения ничуть не меньше, чем дикая жажда на ее кровь.

Сидя здесь, как бы мне хотелось просто взять ее за руку. Только прикоснуться и ничего больше, ведь этого никто не заметит... в классе слишком темно для человеческих глаз! Я вспомнил, как вчера провел пальцами по ее щеке, и моя правая рука безвольно расслабила кулак, желая повторения.

Стоп! Я задержал дыхание и, закрыв глаза В эти самые минуты я жалел, что неспособен заснуть. 20 страница, стряхнул наваждение.

Раньше я с отвращением и непониманием относился к мыслям Джессики, когда она видела во мне объект своей любви и мыслям парней, когда они думали о Белле. Но последнее время сам стал таким же одержимым. Любить человека всем сердцем, пусть даже и мертвым, и не иметь возможности выразить всю ту нежность и чувства, что ты к нему испытываешь – это и есть самая изощренная пытка. Ограничивать каждый свой порыв обнять ее, поцеловать только потому, что он опасен для нее, хотя и идет от чистого сердца.

Затратив массу усилий и перепробовав пару десятков способов прервать связующую нить между нами, я выстоял В эти самые минуты я жалел, что неспособен заснуть. 20 страница урок и не позволил желаниям взять верх.

Когда урок закончился, мистер Баннер подумал, что остался один фильм и будет тест по просмотренным материалам. Значит, завтра предстоит пройти еще раз подобное испытание. Я выдохнул, понимая, что могу не выстоять против очередного соблазна.

Как и вчера по дороге в спортзал, я старался не думать, что могу прикоснуться к Белле, но как только она остановилась и поймала меня в омут глубоких глаз, я сдался. И все «правильно» и «неправильно» отошли на задний план, а остались только я и она и связующие нас взаимные чувства.

- Только одно касание! – молило сердце, - Пожалуйста...

Рука В эти самые минуты я жалел, что неспособен заснуть. 20 страница словно руководимая собственной волей, поднялась к ее лицу, проиграв борьбу с разумностью. Здравый смысл требовал немедленно прекратить. Еще вчера я дал себе слова не делать подобных промахов, и вот очередная ошибка. Но действительно ли это ошибка?

Подавив порыв заключить ее в объятия, я молча ушел разрываемый противоречиями – злясь за свою слабость, за то, что опять подался желаниям и одновременно радуясь, хотя бы такой малой возможности рассказать ей о своих истинных чувствах. Ведь как я рассудил вчера дистанция между нами, причиняет ей боль. Она больше не должна сомневаться, что ее симпатии ко мне более чем взаимны и только желание В эти самые минуты я жалел, что неспособен заснуть. 20 страница защитить от опасности удерживает меня на расстоянии от ее тела.

Опять передо мной встали неразрешимые дилеммы.

Что хуже – риск причинить ей физические страдания или решение удерживать дистанцию между нами, тем самым отрицаю тягу к ней? И как можно было выразить любовь и не стать гибельным для Беллы?

Остановившись недалеко от входа в класс испанского, выдохнув и перестав дышать, я попробовал усмирить чувства, звучащие внутри меня как расстроенный рояль. Но тут подошел Эмметт, и пришлось идти на урок.

Хорошо, что миссис Гофф опять не обращала внимания на мое отсутствующее состояние. Она, может быть, и спрашивала меня, но я ничего не слышал и В эти самые минуты я жалел, что неспособен заснуть. 20 страница не замечал. Я только иногда ловил в мыслях Эмметта свое лицо, он беспокоился обо мне и думал, что я расстроился из-за реакции Роуз на раскрытие нашей тайны Беллой. Видно сестренка выложила все свое раздражение ему, а брат чувствовал себя виновным за ее поведение. Как ни странно, но об этом я даже и думать забыл.

Не имея возможности касаться Беллы, я не стал лишать себя удовольствия следить за ней на физкультуре. Через мысли Майка я видел, что он пристально за ней наблюдает, но старается не показывать этого, так как придумал новую тактику.

Ньютон завидовал, что Белла В эти самые минуты я жалел, что неспособен заснуть. 20 страница вчера и сегодня сидела за ленчем со мной, и он чувствовал, что она отдает свое расположение мне, а не ему, и это его бесило.

Я улыбнулся, радуясь, что заставляю его испытывать ревность... так же как и он меня!

Он не понимал, чем я лучше и считал именно себя идеалом бой-френда.

- Да любая будет рада встречаться со мной! И когда Белла поймет свою ошибку, то приползет ко мне, но будет поздно. Я, конечно, позволю ей находиться рядом с собой, пока мне это не надоест.

После этой тирады все мое веселье как рукой сняло, и я чуть не вскочил от его В эти самые минуты я жалел, что неспособен заснуть. 20 страница омерзительных мыслей. Был бы он на расстоянии вытянутой руки, и думать ему было бы уже не чем.

От резких скачков настроения у меня голова была готова взорваться, и я нервно тер висок, пока урок медленно подходил к своему окончанию.

В мысли Ньютона я не решился больше заглядывать, и немного понаблюдал за Беллой через преподавателя. Она выглядела еще более рассеянной и задумчивой, чем обычно. Нет, все-таки не слышать ее - это пытка, хотя и сладостная, особенно когда удается угадать фрагмент ее мысли.

Я вновь встретил ее у выхода из спортзала. Мы не виделись всего лишь час, а я опять боролся с В эти самые минуты я жалел, что неспособен заснуть. 20 страница огнем и жаждой чуть ли не такими же сильными, как и в первый день. Как будто моя вторая сущность наказывала мое тело за то, что оно посмело отдалиться от своей любви на долгое время.

Белла улыбнулась в ответ на мое появление, и в крови разлилось мягкое блаженство, как противоядие, заставившее забыть о жажде.

Мы молча пошли к машине, словно общаясь на новом уровне, где слова стали не нужны. Для нас стало почти достаточно только взглядов жестов и ощущений, что твоя половинка идет рядом с тобой. Я осознал, что молчание значит гораздо больше, чем тысячи произнесенных слов.

Но В эти самые минуты я жалел, что неспособен заснуть. 20 страница когда мы сели в салон, я возобновил попытки узнать больше о ней, и ее жизни. Снова неиссякаемый поток вопросов с моей стороны и масса ответов и подробностей с ее.

Разговор не закончился даже когда за окном пошел дождь, сообщая, что более-менее удачной погоде пришел конец, а мы так и продолжали сидеть в машине около ее дома, скрытые ото всех плотной пеленой ливня.

Мое дыхание перестало отличаться от обычного. Хотя концентрация аромата в салоне была по-настоящему восхитительна. Можно подумать я попал в ароматическую комнату, созданную с одной целью - доставлять блаженство.

Я, наконец, началась серию вопросов, касающихся ее жизни в штате В эти самые минуты я жалел, что неспособен заснуть. 20 страница великого каньона.

И отметил, что еще ни разу не видел, чтобы Белла с таким жаром и азартом рассказывала о чем-либо. Да, Аризону она очень любила. Это было видно по всему: ее мимике, жестам и горящим от восторга глазам, когда она описывала Финикс. Мне было трудно принять такое обожание незнакомого города, ведь я там не разу не был.

Я привык видеть вокруг себя холод и сырость и каждое появление на солнце воспринимал как временную необходимость, а не как причину для радости. И слушать восторги Беллы о зное, обжигающем ветре и прочих особенностях Аризоны, было для меня выше понимания.

Мы просидели В эти самые минуты я жалел, что неспособен заснуть. 20 страница в машине до самого вечера, и только потом я подумал, что единолично завладел ею почти на весь день. Она наверняка устала от постоянных вопросов, а я решил в рекордные сроки узнать о ней все! Пришлось приказать себе остановиться.

Тем более, почему бы не растянуть удовольствие, у нас ведь еще будет завтра и столько времени, сколько мы оба захотим провести вместе.

Но на сегодня вполне достаточно.

И тут еще я услышал знакомый гул двигателя – Чарли возвращался с работы домой, через несколько минут он будет здесь.

Я вздохнул, вот и снова пришло время расставаться, а мне этого так не хотелось В эти самые минуты я жалел, что неспособен заснуть. 20 страница.

- Ты закончил? – уточнила Белла, когда после очередного ее ответа, не получила вопрос.

- Вообще-то нет, - поморщился я, - Просто твой отец скоро вернется домой.

- Чарли! - воскликнула она.

Поведение Беллы выдало, что она и думать забыла о нем. Получается, что, кроме того, что я утомил ее своими допросами, так еще своим вмешательством успел и от семьи ее оторвать. Прелестно! Она выпрямилась на сидении и замерла, а я проследил за ее взглядом и наткнулся на клубящиеся высокие облака, которые своей мрачностью приблизили наступление ночи. Вот и закончился очередной день, такой быстротечный... но такой познавательный и счастливый!

- Сколько сейчас времени? – спросила она В эти самые минуты я жалел, что неспособен заснуть. 20 страница, почему-то шепотом. А я неотрывно смотрел на небо, пытаясь обуздать скоротечный бег времени и смириться с тем, что пришла пора в очередной раз сказать любимой «Прощай».

- Сумерки, - шепнул я, и сам не знаю, почему не мог справиться с охватившим меня чувством ностальгии. Может, боялся, что такой чудесный день больше не повториться, или желал остановить мгновение, прежде чем Белла вернется к себе, а я останусь здесь один на один с пустой темнотой.

Чувствуя на себе ее пристальный изучающий взгляд, я повернулся и попытался раскрыть ей свои мысли.

- Самое лучшее время суток, и самое спокойное. Хотя и очень грустное, потому что означает В эти самые минуты я жалел, что неспособен заснуть. 20 страница конец дня и приближение ночи. Тебе не кажется, что в темноте маловато таинственности?

- Ночь прекрасна! Разве днем увидишь звезды? – с воодушевлением воскликнула она, а потом улыбнулась и сыронизировала, - Хотя здесь их вообще не видно…

Я рассмеялся, подумав, что еще один завершенный день приближает нас к субботе и нашему свиданию.

- Чарли приедет через несколько минут. Так что, если ты не решила поделиться с ним планами на субботу…, - я хотел сказать, что сейчас самое время передумать и рассказать все отцу, но она перебила меня и твердо отчеканила:

- Ну, такого желания пока не возникло!

Белла стала поспешно собирать рюкзак и, выпрямив В эти самые минуты я жалел, что неспособен заснуть. 20 страница спину, немного потянулась. Она устала находиться в одной позе. Да, на сегодняшний день промахов хоть отбавляй. Я пообещал себе на будущее быть более внимательным к небольшим человеческим слабостям.

- Значит, завтра моя очередь? – спросила Белла, не спеша выходить.

- Конечно, нет! Я же предупредил, что еще не закончил!

- О чем же еще спрашивать? – недоумевала она.

Неужели ей кажется, что нескольких часов расспросов о ее жизни мне будет достаточно, чтобы утолить весь мой интерес и тягу к ней? Могу поклясться, что мне для этого и жизни будет мало...

Я тут же подавил эту мысль и улыбнулся:

- Завтра узнаешь.

Чтобы помочь ей выйти, протянул В эти самые минуты я жалел, что неспособен заснуть. 20 страница руку к пассажирской двери. И только потом осознал, что оказался на расстоянии сантиметра от груди Беллы. Ее сердце до этого заполнявшее размеренными звуками весь салон мгновенно нарастило обороты, заставляя весь воздух в машине слегка вибрировать. Я замер, с трудом справляясь с осознанием такой опасной и желанной близости... я не был к этому готов!

Мой разум помутился еще больше, когда прерывистое горячее дыхание Беллы прошлось по моему лицу. Начиная дышать чаще, также как и она, я с трудом контролировал инстинкты своего тела. Огонь растекся от самого горла по всем мышцам, заставляя их сократиться для броска, а привкус яда заставил В эти самые минуты я жалел, что неспособен заснуть. 20 страница желудок болезненно сжаться. Я перестал дышать... но на смену влекущему аромату пришел жар ее тела.

Невидимая электрическая аура, как сегодня в классе, снова сформировалась в воздухе и оттого, что мы были в полутемном салоне машины одни, она пронизывала все нервы и чувства. Я знал, что и Белла это ощутила, так как она замерла, не решаясь пошевелиться.

Здесь нам никто не помешает – нет ни преподавателя, ни одноклассников.

Внутри опять развернулась борьба, между «за» и «против», между «хочу» и «нельзя». Но ярче всех в груди пылало желание прикоснуться к ней.

- Просто одно легкое прикосновение... только одно... нет, я не потеряю контроль В эти самые минуты я жалел, что неспособен заснуть. 20 страница, - уговаривал я сам себя, а моя рука по собственной воле уже поползла медленно вверх...

Но тут на заднем фоне сознания, где обычно формировались услышанные мной чужие мысли, громкой нотой замаячил голос, который думал о вампирах. Это меня отвлекло, и я насторожился, прислушиваясь. Голос был одновременно новым и удивительно знакомым, и, испытав чувство дежа-вю, я понял, где уже слышал этот акцент и почему думающий знал нашу тайну – индейцы, квилеты, Блэки - они здесь.

Мысли гостя горели желанием поговорить с Беллой о Калленах и предупредить ее.

- Этого еще не хватало! – озвучил я свое раздражение вслух.

- Что такое? - испугано, зашептала Белла, почувствовав мою В эти самые минуты я жалел, что неспособен заснуть. 20 страница настороженность и резкую смену атмосферы.

- Очередное затруднение, - произнес я и понял, что лучше сейчас уехать, пока индеец не увидел нас вместе, но было поздно. Машина визитеров вырулила на подъездную дорожку и осветила салон светом фар, прорезав стену дождя.

Белла хотела знать подробности, но не стала спрашивать и выскочила под дождь. Не теряя ни секунды, я завел двигатель и, вдавив педаль газа в пол, ушел на вираж.

На полпути домой я осознал, что мне было жаль прощаться с Беллой так поспешно и нелепо. Визит индейцев меня ошеломил настолько, что я даже не пожелал ей спокойной ночи. Но В эти самые минуты я жалел, что неспособен заснуть. 20 страница это было легко исправить, ведь я ее еще увижу сегодня...

И только в самой незначительной степени я был рад, что они появились так во время. В тот момент мне жизненно необходимо было отвлечься. Я ведь был так близко от того, чтобы отпустить свои желания на волю. И речь шла вовсе не о голоде.

Это стало бы самой опрометчивой ошибкой дня!

Но сейчас меня беспокоило лишь одно – я боялся, что это вмешательство со стороны помешает мне видеться с Беллой. Я не знал, чем будет грозить ей этот визит и повлечет ли он последствия для всей моей семьи. Но я знал В эти самые минуты я жалел, что неспособен заснуть. 20 страница, кто сможет взглянуть на мою проблему трезвым и четким взглядом. Я ехал поговорить с отцом!

Это стало уже традицией последнего времени, но к кому мне еще было обратиться?

Зная, что Карлайл на дежурстве, я отправился прямиком в больницу, размышляя, что так даже лучше. Нечего остальным знать, что из-за меня возможно появление проблем с квилетами.

Даже если Элис и увидит, все равно будет молчать. У нас с ней существовал негласный кодекс о неразглашении подслушанных и подсмотренных тайн.

Войдя в приемную, я сразу же услышал мысли отца. Он проводил осмотр пациента после операции, и я не стал его прерывать, остановившись около двери палаты В эти самые минуты я жалел, что неспособен заснуть. 20 страница и ожидая, пока он выйдет.

- Эдвард, что-то случилось? – обеспокоился он, окончив осмотр.

Похоже, теперь он каждое мое появление здесь будет воспринимать как тот визит перед отъездом в Денали - настороженно и с опаской. Карлайл хоть и был рад моему окрепшему самоконтролю, но боялся какого-нибудь несчастного случая, ведь соблазн для меня был так велик.

- Если Эдвард появился в больнице так поздно, значит, на это есть серьезная причина, - думал он.

- Нет, все нормально, - успокоил его я, - просто мне надо с тобой посоветоваться.

Он заполнил историю болезни на стойке старшей медсестры, и мы отправились в его кабинет, где нам никто В эти самые минуты я жалел, что неспособен заснуть. 20 страница не помешает. Я остался стоять, в то время как Карлайл занял место за столом и предложил:

- Рассказывай.

Я вкратце обрисовал визит Блэков в дом Беллы.

- Может, надо было остаться и подслушать, - размышлял я в слух, - Но меня их приезд озадачил и выбил из колеи. Я не знаю, чего мне ждать дальше?

Отец задумался, и я не стал перебивать ход его мыслей. Он обошел стол с другой стороны и оперся на него, встав напротив меня.

- Я думаю, нам не стоит волноваться, - начал он, - ведь они подписались соблюдать договор.

- Это им не помешало рассказать правду о нас Белле.

Карлайл слегка улыбнулся.

- Эдвард В эти самые минуты я жалел, что неспособен заснуть. 20 страница, не забывай, что ей рассказал мальчик, считающий это все сказками.

- Да я помню. Но теперь в дело вступил Блэк-старший. Ты бы слышал его мысли... Он буквально загорелся злостью, когда увидел меня с ней.

- Ты отчетливо слышал его намерения? Что он вообще собирается делать?

- Он хотел убедиться, действительно ли Белла встречается с одним из Калленов, как разносят слухи, и этот вопрос сам собой отпал, едва он увидел ее в моей машине.

- Да, это усложняет дело, но рано или поздно он все равно бы узнал, так что это не важно. Что потом?

- Он захотел понять, что происходит В эти самые минуты я жалел, что неспособен заснуть. 20 страница. И почему она так поступает, зная, что... что я – вампир.

Отец помолчал:

- Ты же не намерен отказываться от нее из-за вмешательства квилета?

- Нет, конечно, нет. О чем ты... Но вдруг он ей расскажет что-то, что оттолкнет ее от меня. Ведь правду можно преподнести по-разному.

- Я понимаю, о чем ты, но мне кажется, самое страшное Белла уже узнала, и это не сильно изменило ее отношение к тебе.

Я стушевался.

- Да, ты прав. Скажи, я зря так беспокоюсь?

Карлайл засмеялся:

- Ну что ты, Эдвард. Ты правильно поступил, да и тебе это помогло лучше оценить ситуацию, ведь так?

- А вдруг В эти самые минуты я жалел, что неспособен заснуть. 20 страница Блэк расскажет Чарли? – спросил я, - Ведь они с ним лучшие друзья.

Отец снова задумался:

- Тогда ты будешь иметь полное право убить Блэка и Чарли, чтобы скрыть свой секрет.

Слова прозвучали слишком серьезно, и я удивленно взглянул на отца. А потом только прислушался к его мыслям. Конечно, он пошутил.

- Отец, - я даже рассмеялся от облегчения, - ну и напугал ты меня.

Он тоже небрежно усмехнулся.

- Эдвард, Каллены заключили с квилетами договор. Да, это было сто лет назад, но они четко все помнят и мы не забыли. По-моему, ты зря волнуешься.

- Я перегибаю палку, да?

- Не то что бы очень, - прищурился отец В эти самые минуты я жалел, что неспособен заснуть. 20 страница, и я услышал, что он обдумывал.

Обычно я старался прислушиваться к его словам, а не к мыслям. Ведь плод разума всего лишь мгновение, а слова – это уже выверенные выводы и тезисы. Зачем хвататься за полуфабрикат, если сразу можно заполучить готовую вещь.

Похоже, один из моих последних вопросов не оставил его равнодушным.

- А если Блэк действительно расскажет Чарли о тебе, посчитав, что риск оправдан. Всем нам придется уехать, а что будешь делать ты? – и отец пристально вгляделся в мое лицо, ища ответ.

Он прав, на этот вопрос изначально должен был отвечать я, а не он, но я не устоял от В эти самые минуты я жалел, что неспособен заснуть. 20 страница соблазна и решил вернуть ему его же слова. Контролируя все мышцы на лице, чтобы не выдать ложь, я проговорил серьезным тоном.

- Он, конечно, не такой аппетитный, как его дочь...

Но, увидев, как удивленно расширились глаза отца, прервался и ответил уже правду:

- А что я могу, Карлайл? Может тогда и придет время уехать и оставить ее. Может правдой Блэк спасет Беллу. Пойми, я стараюсь стать для нее безопасным, но вся моя сила воли не может убить во мне вампира! Я ненавижу себя за эти слова, но я все еще безумно желаю ее крови! Люблю всем существом и хочу В эти самые минуты я жалел, что неспособен заснуть. 20 страница убить – это сводит с ума и порождает животный страх...

Я не мог больше выносить терпеливый взгляд отца и закрыл лицо ладонями.

- Если ты настолько неуверен в своих силах и говоришь, что любишь ее, почему не уедешь? Возможно, ты передумал и...

Я не дал ему закончить, так как уже услышал в его мыслях конец фразы - «решил ее обратить».

- Нет, будь уверен, я не сделаю этого никогда! – уверил его я со всей твердостью.

- А насчет вашей встречи в субботу?

- Я знаю, что это очень опасно, но не могу быть вдали от нее... я слишком слаб, - едва слышно признал я.

Тут Карлайла вызвали В эти самые минуты я жалел, что неспособен заснуть. 20 страница по громкой связи, ему пора было идти.

- Эдвард, - обратился он ко мне, - Я знаю, что слова мало, чем тебе помогут, но перестань казнить себя за каждую мысль. Ты искренне любишь Беллу, и это делает тебя намного сильнее, а ты просто не можешь этого принять. Верь в себя и все получится! И да... насчет Блэков не беспокойся, это не помешает тебе встречаться с Беллой.

И он ушел, оставив меня один на один с сомнениями. Отец прав, хоть единых ответов после этого разговора и не появилось, но хотя бы в голове перестал гудеть рой мыслей.

Я оставил кабинет Карлайла и В эти самые минуты я жалел, что неспособен заснуть. 20 страница вышел в ночь. На охоту я собирался только завтра, а до того, как Белла уснет, осталось еще пара часов, так я что я отправился домой. Надо хотя бы сделать вид, что я еще живу там, а не просто появляюсь, как гость на пять минут. Да и нужно сделать пару мелочей.

Дом был тихим и почти пустым. Мысли раздавались только из двух комнат.

Эмметт и Джаспер обсуждали, что надо организовать где-нибудь неподалеку от нашего дома своеобразный боулинг, или хотя бы бильярд. Эмметт даже предложил перенести гараж, а на месте нынешнего разместить – дорожки. Эмметту как всегда оказалось мало забав, и он постоянно В эти самые минуты я жалел, что неспособен заснуть. 20 страница искал, где бы еще найти выход для своего азарта.

- Брат, боюсь, что разгула твоей силы никакой дом не выдержит. Так что пожалей Эсми! – предостерег его я, забегая в гостиную, и рассмеялся.

Брат не растерялся и парировал мой выпад:

- Зато ты для человеческих построек весьма безопасен! Дом Беллы цел и невредим, а ты прыгаешь по его стенам каждую ночь.

- Не завидуй, ведь ты похоже не способен на столь романтичные поступки, - поддел я. Только грубая первобытная сила, в этом весь Эмметт.

- Хочешь, я тоже могу проверить домик на прочность? – с готовностью предложил он, чтобы подтвердить свои умения, и для В эти самые минуты я жалел, что неспособен заснуть. 20 страница убедительности поиграл мускулами.

- Не сомневаюсь, что ты способен и на это, - рассмеялся я, - Но лучше не надо, а то Розали начнет ревновать и тебе же твоя романтика выйдет боком!

Эмметт снова проиграл спор и недовольно нахмурился, а я, оставив братьев, поднимался по лестнице, когда услышал, что Джаспер сканирует мое настроение. Он отметил, что мое веселье было лишь прикрытием для подавленности и обеспокоенности. И еще он заволновался, что последнее время у меня слишком много неприятных эмоций. Он захотел, немного мне помочь и поиграть с настроением. Но я проговорил ему со второго этажа:

- Не надо, Джаспер, я сам. Поверь, так будет лучше...

Эмметт В эти самые минуты я жалел, что неспособен заснуть. 20 страница мысленно выразил недовольство нашей скрытности, но промолчал.

Поднявшись в свою комнату, я, даже не задумываясь, вытащил наугад первый попавшийся диск и включил музыку. А сам развалился на кушетке, интуитивно перебирая в голове ноты звучащего джаза.

Я слышал, что минут через десять братья уехали, а в доме остались только мама и я. Эсми разрабатывала на заказ проект реставрации небольшого особняка в Англии. Она уже давно занималась архитектурой и дизайном - маленькое увлечение, сердца нашего семейства. Она видела, что я дома, но, слыша музыку, посчитала, что мне хочется побыть одному.

Дата добавления: 2015-10-21; просмотров: 3 | Нарушение авторских прав


documentazozgsn.html
documentazozocv.html
documentazozvnd.html
documentazpacxl.html
documentazpakht.html
Документ В эти самые минуты я жалел, что неспособен заснуть. 20 страница